Партизаны Орджоникидзеграда

Понедельник, 26.02.2024
Меню сайта
Рельсовая война
Горбачёв А.С.
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2023 » Апрель » 13 » Назначение на должность командира
17:30
Назначение на должность командира

     Андрею Сергеевичу Горбачеву исполнилось 35 лет, когда он возглавил партизанский отряд, состоявший преимуще­ственно из работников совхоза, которым он же руководил. Ко­миссар Ф. Н. Брук в кратком сообщении об истории отряда писал, что 3 октября 1941 года Орджоникидзеградский горком ВКП(б) принял решение о создании боевого формирования. В него вошли истребительные отряды, созданные в совхозе «Красный кооператор» и пригородном хозяйстве поселка Бежичи (ГАНИСО. Ф. Р8. Оп. 5. Д. 417. Л. 1.). В отряде насчитывалось 35 бойцов, по другим данным их было не больше 24 человек.(ГАБО. Ф. 1650. Оп. 11. Д. 825.)

     Горком партии (это следует особо подчеркнуть) хорошо знал потенциал своей номенклатуры, возможности каждого большевика.(Этим же решением комиссаром отряда был утвержден Федор Наумович Брук, учитель сельской школы поселка Бежичи, который преподавал математику.) И поэтому отряд создали именно под А. С. Гор­бачева. Создали ради него и для него.

     Такое персонифицированное назначение в значительной степени определило стиль, характер и особенности действий отряда. Эти особенности можно определить двумя словами - ответственность и неуемность.

   Эти качества выразились в активности партизан. Спустя четыре дня после того, как все орджоникидзеградские парти­заны обосновались в лесном лагере, оборудованном в Карачижско-Крыловском лесу, Горбачев всем продемонстрировал, что ставка на него была не случайна. Его бойцы первыми из числа орджоникидзеградских партизан нанесли удар по вра­гу на Жиздринском большаке. Произошло это 12 октября 1941 года. Но это официально не подтверждено.(См.: ГАБО. Ф. 1650. Оп. 11. Д. 825.) Напротив, подчеркивается, что в течение первых пяти дней отряд актив­ных действий не предпринимал - из-за сильного движения немецких колонн. А так как отряд был малочислен и плохо вооружен, то его бойцы вынуждены были только наблюдать за происходящим и нервничать, что «пропускают врага без препятствий».

      В той же справке, на которую я ссылаюсь, называется иная дата первой смелой вылазки партизан под руковод­ством Андрея Горбачева - 17 октября. В документе говорит­ся, что к этому дню движение на большаке ослабло. К вечеру пошли одиночные машины, и тогда, мол, партизаны забро­сали гранатами первую вражескую машину, в которой нахо­дилось 15 немцев. Вообще же на Жиздринском большаке, как утверждается в документе, отряд уничтожил 17 автомашин.(Жиздринский большак - это лесная дорога, ведущая из Брянска на Жиздру. Во время оккупации Брянска немцы использовали эту дорогу в качестве важной транспортной артерии для обеспечения своего тыла техникой, продовольствием и боеприпасами. Именно здесь партизаны получили первые практические уроки уничтожения живой силы и техники противника.)

      Кто прав в определении дня нанесения первого удара по врагу отрядом А. Горбачева - авторы из числа рядовых пар­тизан (и они же участники смелой акции) или составители исторической справки? Сейчас вряд ли возможно установить истину. Но факт остается фактом - нападение на врага никто не отрицает. Обе стороны также сходятся на том, что акция завершилось успешно. Партизаны не только уничтожили не­сколько автомашин, но и хорошо вооружились, убили коман­дира полка, несколько штабных офицеров, захватили знамя и наградные знаки «За взятие Москвы» - в Берлине были уве­рены в скором падении столицы СССР. Кроме того, пополни­ли свои трофеи немецким обмундированием и офицерскими мундирами.

  Бесспорно, это был дерзкий ответ партизан на захват род­ного города. Произошел взрыв патриотизма. Состоялся вы­плеск гнева к врагу.

    Осуществилась первая акция отмщения. В ней преобла­дали чувства горечи за понесенные потери, желание любой ценой покарать врага. Меньше было холодного расчета.

   Такой вывод подтверждается реакцией Горбачева на пер­вую победу. Изрядно выпив на радостях трофейного немец­кого шнапса, он на потеху рядовым бойцам переоделся в не­мецкую офицерскую форму и вместе со своим ординарцем Бурлаковым нагрянул в штабную землянку, желая эффектно продемонстрировать успех отряда и произвести впечатление на командование батальона Виноградова. Но он только из­рядно перепугал находившихся там Виноградова, Рыжкова и других членов отряда, едва избежав непредсказуемых ре­зультатов(Брянский рабочий. 2007. 8 июня.).

   Конфликту не дали разгореться. Но случай, который про­изошел в самом начале организации партизанского Сопро­тивления в границах города Орджоникидзеграда, когда отря­ды часто руководствовались эмоциями, наглядно показал, что реальной угрозой для движения может стать необузданность командира, его общая культура, своеобразное понимание дол­га и обязанностей.

  Благо, что в основе «шутки» Горбачева лежала всего лишь давняя крестьянская традиция, допускавшая вольно и смело гулять, когда удачно сделано дело. Сработали, конечно, в тот момент и его молодецкая удаль, и лихость, и горячность. Од­ним словом, выплеснулась наружу неуемная душа крестьян­ского вожака. И здравомыслящий Александр Виноградов, человек по натуре широкий и открытый, кстати, это понял раньше других. Быстрее того же Петра Рыжкова - комиссара строгого, бдительного, но чрезмерно подозрительного.

  Свидетели этого инцидента много лет спустя, уже в мир­ное время, утверждали, что после неудачной «шутки» в отно­шениях между Горбачевым и Рыжковым возникла трещина. Мстительный по натуре комиссар, по их мнению, не смог про­стить своему подчиненному дерзкую выходку. Это, как они считали, сделало проблемным нахождение отряда Горбачева в общем составе орджоникидзеградских партизан и послужи­ло мотивом его «отпочкования».

  Оспаривать подобное утверждение вряд ли нужно. Но и аб­солютизировать его не следует. Существовали разные причи­ны ухода отряда Горбачева из «партизанского землячества». Приведенный выше инцидент сыграл незначительную роль в будущей самостоятельной судьбе отряда Горбачева.

    Сейчас лишь замечу, что после эпизода с маскарадным переодеванием неугомонность Горбачева не исчезла вовсе. Но под влиянием обстановки он заметно менялся. Усложня­лись задачи партизанской борьбы. Рос численный состав его формирования. Враг приступил к проведению карательных экспедиций. Уже 5 ноября 1941 года в район дислокации партизан прибыл карательный отряд в 350 человек. Бой про­должался 4 часа. Немцы были отбиты, но отряд понес первые жертвы. Обстановка заставляла ежедневно решать пробле­мы технического оснащения и продовольственного обеспече­ния отряда.

  Все это, вместе взятое, заставило Горбачева направить не­уемную внутреннюю энергию на организацию различных сто­рон жизни отряда. Погружение в опасную и серьезную борьбу с врагом, углубление военных целей и задач уже не оставляли времени для потех и бравады, хотя, конечно, Горбачева и мно­гих других партизан трудно заподозрить в полном отказе от веселья и переходе на аскетический образ существования.

  Партийное руководство Орджоникидзеграда безошибочно увидело в Горбачеве решительного партизанского командира, но, конечно, там не могли предугадать вероятности перемен, которые постепенно происходили в этом человеке, не могли представить и возможных перспектив развития им же рож­денной скромной боевой единицы.

  Не ошиблись партийные органы и в назначении других партизанских организаторов - будущего комиссара Тресико­ва и начальника штаба Каменева, командира отряда Денисо­ва (этому партизанскому лидеру и его отряду будет посвяще­на отдельная глава) и руководителя группы Демочкина.

  Что касается самого Андрея Горбачева, то он скорее ин­туитивно чувствовал и понимал ситуацию на фронте и свое­временно реагировал на изменения, происходившие в тактике и стратегии партизанского движения. Если зимой 1941/42 года ежедневную жизнь отряда, по словам Валентина Андреевича, сына Горбачева, автора собственной исторической справки о партизанской деятельности этого подразделения, составля­ли незначительные разведывательные операции, разгоны по­лицейских отрядов, создававшихся в деревнях, нападения на немецкие обозы, то вскоре задачи борьбы в тылу врага значи­тельно усложнились. Возникшая потребность в самоорганиза­ции и самодисциплине заставила Андрея Горбачева быть бо­лее сдержанным организатором-командиром.

   Он начал строить свою работу, опираясь на основные принципы функционирования партизанских отрядов, кото­рые стали применяться после 1941 года.

  Известно, что в зависимости от обстановки отряды были мелкими или крупными. Они были региональными (базиро­вались и вели борьбу с оккупантами в пределах одного рай­она) или же маневренными (действовали, совершая рейды в различных районах, являлись подвижным резервом штабов партизанского движения и использовались им для сосредо­точения усилий на главных направлениях при выполнении наиболее важных задач)17.

17 См.: Военная энциклопедия. Т. 6. М., 2002. С. 273.

  Своеобразие партизанского формирования под руковод­ством Андрея Горбачева заключалось в сочетании двух типов партизанских отрядов — боевой силы местного значения и од­новременно силы маневренного свойства. Заслуга Горбачева состояла в том, что он своевременно и правильно оценил внут­ренние возможности своего формирования и приступил к их углублению и адаптации к условиям лесной войны.

   Чтобы эффективно руководить такой удвоенной силой, нужно было обладать правом принятия самостоятельных ре­шений. Более широкими возможностями, бесспорно, облада­ли тогда командиры партизанских бригад. К этому как раз и тяготел Андрей Горбачев. Но «погоны» комбрига нужны были ему отнюдь не ради славы, почета и карьеры. Он чув­ствовал в себе силы сделать больше и лучше других, хотел ви­деть свой отряд максимально полезным штабу партизанского движения, активнее содействовать армии и фронту, продук­тивнее сотрудничать с населением сел и деревень.

   Еще раз подчеркну, что стремление Горбачева к «автоно­мии» и самостоятельности не являлось самоцелью, следстви­ем его личных амбиций. Потребность в свободной и гибкой тактике оказания сопротивления отвечало насущным зада­чам партизанского движения.

   Не случайно вопросы формы, организации и структу­ры построения партизанских формирований остро заявили о себе в сентябре-октябре 1942 года. Об этом можно судить по содержанию письма начальника Центрального штаба пар­тизанского движения генерал-лейтенанта П. Пономаренко А. П. Матвееву и Д. В. Емлютину18.

18 В конце апреля 1942 года для руководства партизанскими отрядами юж­ных и юго-западных районов Орловской области был создан штаб объединенных партизанских отрядов, к середине ноября переименованный в штаб объединен­ных партизанских бригад. Командиром был назначен Д. В. Емлютин. За несколь­ко дней до письма Матвееву и Емлютину была подготовлена в их адрес шифров­ка, но Пономаренко ее не подписал, и поэтому телеграмма сохранилась в качестве проекта и была оставлена в штабе как рабочий материал. Текст письма оказался значительно шире содержания шифровки, что свидетельствует о важности затро­нутых в нем вопросов. См.: РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 197. Л. 179-183.

  В письме давались подробные разъяснения по четырем пунктам проблем, по которым не было полного взаимопони­мания между участниками партизанского движения. В част­ности, речь шла о взаимосвязи между характером действий партизан и формой их объединения. Матвеев и Емлютин вы­ступали за создание бригад по армейскому типу - с построе­нием их повзводно, поротно19 и побатальонно, что влекло за собой опасность создания непомерно раздутых управленче­ских штатов.

19 Известно, что до официального отклонения предложенного Матвеевым принципа создания бригад по типу воинской организации Брянский штаб пар­тизанского движения предпринял попытку осуществить эту идею на практике. Именно тогда отряды, входившие в объединенный партизанский батальон, ко­торым командовал А. И. Виноградов, были, например, на короткий период пере­именованы в роты. Временно назывался ротой и отряд Горбачева. Таким образом, попытку реформирования организации партизанских формирований, начатого Матвеевым, но отклоненного ЦШПД, нельзя считать понижением статуса отряда А. И. Горбачева.

   Центральный штаб категорически отклонил стремление к наращиванию аппаратных «мускулов», отклонил и армей­ские принципы построения бригад, как и предложение об уве­личении численности партизанских сил за счет проведения обязательной мобилизации населения в партизанские отря­ды, к чему первоначально тяготели Матвеев и Емлютин.

   Пристрастие старшего майора госбезопасности Матвее­ва к военизированным формам организации партизанских формирований привело, однако, к кратковременному пере­именованию отрядов. Например, в конце мая 1942 года отряд Горбачева, как и другие отряды, входившие в объединенный батальон Виноградова, был назван ротой, и Андрей Сер­геевич стал командиром роты, а комиссар Федор Наумович Брук - политруком.

   Но Центральный штаб партизанского движения отверг подобный подход, как и инициативу Матвеева по созданию партизанских корпусов. Идея Матвеева о военизации парти­занских сил не прижилась, и боевым формированиям возвра­тили прежний статус. Поэтому в архивных документах можно встретить имя Горбачева как командира роты и как команди­ра отряда. Все это относится к добригадной истории боевого формирования этого партизанского лидера.

  Именно в тот момент было принято решение о создании в зоне действия Брянского фронта партизанских бригад, по 6-7 отрядов в каждой. Кстати говоря, именно в этот период произошло распределение партизанских кадров, дислоциро­вавшихся в Брянских лесах, между Брянским и Западным фронтами. Распределение это, в чем мы убедимся ниже, было необходимым и своевременным шагом, но проходило в атмо­сфере конфликтов и противоречий.

  П. Пономаренко настаивал на том, чтобы отряды (даже входившие в бригаду) сохраняли свою самостоятельность, свои традиции и собственные каналы связи с населением. "Отря­ды", - писал он Матвееву, - остаются отрядами с ярко выра­женной территориальной принадлежностью, в том же бое­вом сплоченном составе, и располагаются отряды бригады рассредоточенно, за исключением случаев, когда необходимо занимать положение, по приказу командира бригады, соот­ветствующее той или иной операции»(РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 197. Л. 182.).

   Горбачев вряд ли мог знать о содержании этой переписки и о взглядах начальника Центрального штаба партизанского движения, но тем более удивительно, что, не будучи знаком с точкой зрения человека № 1в партизанском движении, он на практике во многом действовал в соответствии с рекомен­дациями П. Пономаренко.

   Во-первых, с момента создания отряд Горбачева имел ма­териальную основу для самостоятельных действий. Главное, что в совхозе «Красный кооператор» (еще в период действия сельского истребительного батальона) до начала оккупации территории врагом была заблаговременно подготовлена соб­ственная продовольственная база. Вот что по этому поводу писал комиссар бригады им. Чапаева А. А. Тресиков: «Когда землянка и ямы для баз были сооружены, шоферы совхоза Савкин Николай и Михаил Горбунов на автомашинах нача­ли завозить продукты. Сало и ветчина были получены из совхоза, а сухари около 30 мешков, гороховые консервы ящи­ков 6, конфеты нам отпустили бесплатно базы Горпром- торга. Все это мы разместили в землянке и в двух обору­дованных ямах. Закрыли, засыпали землей и замаскировали мхом. У лесника Журавлева оставили одного будущего пар­тизана Володю Безменова за сторожа, чтобы он жил у лес­ника и наблюдал за сохранностью баз»21.

21 Воспоминания комиссара Тресикова любезно передал мне в марте 2012 г. его сын Александр Алексеевич Тресиков, один из самых активных хранителей памяти о партизанском движении на Брянщине.

  Правда, запасы эти были невелики. Т. Дандыкин, напри­мер, утверждает, что на Брянщине продовольственные базы закладывались с расчетом на 120—150 человек и на период не более двух-трех месяцев. База отряда Горбачева была «бога­че», и ее, по словам самого командира, могло хватить на три месяца22, однако зимней одеждой личный состав был обеспе­чен лишь на 50%. Не хватало и фуража для кормления ло­шадей - самого надежного партизанского средства передви­жения по бездорожью.

  Одним словом, несмотря на большой опыт проведения хо­зяйственных операций, в условиях вражеского тыла применить его не всегда удавалось. И даже Андрей Горбачев не избежал тактической ошибки, которая заключалась в создании одного- единственного варианта собственной партизанской базы.

   По-иному подошли к решению этого вопроса, например, партизанские отряды Московской области. Там, по словам доктора исторических наук А. Ю. Попова, партизаны имели полугодовой запас продуктов, значительное количество па­тронов и взрывчатки, а также необходимый резерв одежды, обуви, белья, мыла, медикаментов и прочего снаряжения23. Лагеря постоянного базирования партизаны оборудовали прочно и удобно. Так, Волоколамский партизанский отряд на основной своей базе имел 4 жилые землянки, на 25-30 че­ловек каждая, землянку-кухню с плитой, котлом для варки пищи и печью для выпечки хлеба, оборудованную баню, пра­чечную, хранилище с продовольствием, боеприпасами и го­рючим. Для получения информации о положении на фронте и в советском тылу был установлен радиоприемник. Приня­тые сводки Совинформбюро размножались на пишущей ма­шинке. Отряд подготовил 2 резервные базы с землянками для жилья, запасом продовольствия и боеприпасов. Примерно так же были оборудованы базы партизанских отрядов Осташевского, Лотошинского и других районов области. Попов отме­чает, что большую роль для успешного развертывания парти­занской борьбы сыграли именно запасные базы.

22   ГАНИСО. Ф. 8. Оп. б. Д. 417. Л. 4.

23   Попов А. Ю. Деятельность органов государственной безопасности СССР на оккупированной советской территории (1941-1944 гг.): Диссертация на соискание степени доктора исторических наук. М., 2007.

   Они давали партизанам возможность отдохнуть при переходах, совершать боевые действия на территории всего района, а в случае раз­грома одной базы быстро переходить на место запасной, не прекращая боевых действий.

В Орловской области к моменту оккупации в лесах, на заблаговременно подготовленных, но временных и одиноч­ных базах находилось 46 отрядов в составе 2300 партизан. Ни один из этих отрядов не имел запасного продовольствен­ного и вещевого источника (последствия поспешности и не­продуманности вопроса ощутили на себе все партизанские от­ряды). А землянки примитивного устройства располагались невдалеке от большака, были неудобны для проживания. Для немцев не составляло труда их обнаружить с помощью своих агентов, которых они засылали в партизанские отряды. И орджоникидзеградские партизаны одними из первых ис­пытали на себе последствия неподготовленности к ведению партизанских действий и предательство местных жителей.

Ситуация начала меняться к концу 1942 года. Увеличи­лось не только число отрядов, но и их кадровый состав, улуч­шилась материальная обеспеченность, осмотрительнее стали сами партизаны. К 1 декабря в отряде Андрея Горбачева, на­пример, насчитывалось уже 187 человек. Невоеннослужащих было только 83 человека. Кроме того, имелось 13 женщин, 3 детей, 8 больных, которых готовили для эвакуации в тыл. Партийная прослойка была невелика - 26 членов ВКП(б), 16 кандидатов в члены партии, 25 комсомольцев. Продоволь­ственные запасы (основные резервы) исчислялись так: 300 пу­дов хлеба, 120 пудов мяса, 300 пудов картофеля. Для корма лошадей было заготовлено 100 пудов сена24.

24 ГАНИСО. Ф. Р8. Оп. 1. Д. 334. Л. 7.

Вокруг Горбачева сформировался дружный коллектив его помощников. Многие члены командного состава прошли ар­мейскую подготовку, некоторые имели опыт боевых действий.

Горбачев продолжал привлекать в отряд профессиональ­ных военных, оказавшихся в окружении и даже побывавших в немецком плену. Их анкетные данные его не очень смуща­ли, так как он умел проверять подчиненных делом и не бо­ялся доверять людям. Достаточно посмотреть на командный состав отряда Горбачева по состоянию на 1 ноября 1942 года.

Из восьми человек двое побывали в плену, еще двое приш­ли в отряд после окружения. Все «окруженцы» в партии не состояли. Люди имели различные воинские специальности: мл. лейтенант С. С. Борисов являлся специалистом-шифро- валыциком, С. Ф. Тагинцев — старшим механиком-водителем, В. И. Ковальчук в прошлом возглавлял продовольственное снабжение одной из воинских частей (Горбачев назначил его поваром), а «окруженец» И. А. Репников был врачом25.

   Видное место в ближайшем окружении Андрея Серге­евича Горбачева занимали А. А. Тресиков, Ф. П. Каменев и А. Т. Денисов. С каждым из них связаны важные страницы истории отряда, выросшего впоследствии в бригаду. Первый олицетворял собой политические, моральные и нравственные нормы, которые культивировались в этом отряде, - нормы, во многом отличные от правил мирной жизни. Второй ока­зался организатором повседневной жизни бригады, был асом планирования, подготовки и проведения боевых операций, придирчиво учитывал все изменения в боевом коллективе и навел полный порядок в документальной истории бригады. Третий сохранил за собой славу профессионального и отваж­ного сотрудника НКВД, оказал заметное влияние на методы и способы партизанской войны, ее активность и эффектив­ность. Во многом благодаря личному примеру Денисова сфор­мировался индивидуальный стиль и почерк этого прослав­ленного партизанского формирования.

25  ГАНИСО. Ф. 8. Оп. 1. Д. 88. Л. 6.

Источник: 

Кучер, В.Н. Вожак красных кооператоров: партизаны Брянщины в годы Великой Отечественной войны: командир партизанского отряда им. В.И. Чапаева- Андрей Сергеевич Горбачев / В. Кучер // Партизаны Брянского леса: какими они были. 1941-1943 гг. - М.: Изд-во "Возвращение".- 2014. - С.370-422. - ил

Просмотров: 122 | Добавил: Натали | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Сайт Бежица
Виноградов А. И.
Денисов С. Т.
Измайлов Александр
ЦГБ им. Проскурина МБУК ЦСОБ г. Брянска © 2024
uCoz