Партизаны Орджоникидзеграда

Понедельник, 19.11.2018
Меню сайта
Протопопова М. М.
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2018 » Ноябрь » 6 » Отстранение от должности
16:15
Отстранение от должности

Тихон Федорович Шпадырев

Тихону Шпадыреву исполнилось 34 года, когда началась Великая Отечественная война - не первая, между прочим, война его жизни. В 1939 году он участвовал в сражениях на финской границе. Он видел кровь и смерть. Знал цену риска. Овладел опытом диверсионной работы. Однажды именно Шпадыреву поручили уничтожить пулеметную точку, вставшую на пути наступления частей Красной Армии. Отважный красноармеец успешно выполнил задание и был награжден Орденом Красной Звезды.

Его опыт боевых действий оказался востребованным структурами государственной безопасности. Не случайно под начало Т. Шпадырева, мастера чугунолитейного цеха завода Красный Профинтерн», передали группу людей, составивших специальное подразделение для выполнения диверсионных заданий по указанию органов НКВД. Раньше многих других бойцов из отряда им. Виноградова подразделение Шпадырева в числе 246 диверсионно-разведывательных групп, организованных органами государственной безопасности несколько раз переходило через линию фронта для проведения диверсий. Именно ему было поручено заминировать ряд объектов Орджоникидзеграда еще до вступления немецких войск в город.

В лесу 34-летний Тихон Шпадырев приступил к обучению бойцов правильно обращаться с оружием и пользоваться взрывными устройствами, передавал товарищам известные ему навыки ведения боя.

Добровольное возложение на себя этих обязанностей было его стремлением перенести на почву партизанского движения приобретенный опыт солдата. Конечно, это мало походило на действия профессионального военного. Но доступность его уроков подкупала людей. Он был прост и понятен. Людей оберегал и не любил с головой бросаться в бой, не изучив об­становку. Позже, когда он стал командиром всего отряда, его качество осторожного и заботливого начальника обернулось для него неприятностью, которую тяжело переживал этот бывалый солдат.

И стиле третьего по счету лидера орджоникидзеградских партизан без труда обнаруживаются черты основательного по характеру советского красноармейца, испытавшего на себе последствия «малых» войн, которые вел СССР до 1941 года.

Его солдатский демократизм, мужицкая осторожна и вера в собственный опыт, навыки и умения без теоретического знания тактики ведения боевых операций были не по душе решительному, порывистому и образованному кадровому офицеру, командиру Дятьковской бригады Г. И. Орлову. Об этом свидетельствует подписанная Орловым краткая боевая характеристика на Тихона Федоровича Шпадырева, когда тот был смещен с должности командира отряда и возглавил роту. Эта рота входила в состав отряда № 4. Под таким названием некоторое время официально числился в составе бригады Орлова этот партизанский отряд, что, кстати говоря, никто из партизан этого формирования не принял во внимание, они продолжали считать себя членами отдельного Орджоникидзеградского объединенного партизанского отряда им. Виноградова.

Указывая в характеристике необходимые данные (и рождения, членство в партии, образование), Орлов счел возможным довольно категорично (как всегда он это делал, имея нелестное мнение о человеке) написать следующее: «Командуя ротой, проявил себя лично дисциплинированным, но не требовательным. Тактически безграмотный, но под постоянным нажимом с работой справлялся.

В боевых операциях участие принимал редко. Трус и паникер. Воспитывать людей не умеет. В бытовом от ношении невыдержан».

Кроме Г. И. Орлова эту характеристику завизировал комиссар бригады П. П. Чеснов.

Словно в отместку обидным для Т. Ф. Шпадырева словам последний, пятый командир Орджоникидзеградского партизанского отряда Василий Дурнев спустя почти десятилетие со дня выхода компрометирующего Шпадырева документа составил краткий, но совершенно противоположный отзыв о командирской деятельности Тихона Федоровича: «За время пребывания в партизанском отряде т. Шпадырев проявил себя хорошим, смелым, инициативным, дисциплинированным командиром. Бойцов воспитывать умеет».

Характеристику заверил Жуков, занимавший в прошлом должность помощника начальника отдела кадров Западного штаба партизанского движения. Появился этот документ 17 февраля 1952 года. Никакой юридической силы он не имел, для Шпадырева, видимо, важен был сам факт иной оценки партизанского прошлого.

Кто был прав - комсомолец Дурнев или подполковник Орлов, известный своим прямым и категоричным характером? Пытаюсь ответить на этот вопрос.

Обида

И октября 1942 года Т. Шпадырев, Г. Гавриличев и пять других партизан из числа партийного актива отряда направили Л. П. Матвееву подобострастное послание: «Собравшись на общее партийное собрание, посвященное итогам работы парткома в тылу врага в течение года, большевики социалистического Орджоникидзеграда из отряда им. Виноградова руководителю орловских большевиков, посылают свой пламенный боевой партизанский привет и заверения, что, несмотря на трудности, длительность борьбы мы неустанно будем громить наемных оккупантов и их приспешников.

Воодушевленные заботой партии и правительства и лично великого тов. Сталина мы не пощадим своих сил, знаний, если потребуется и жизни в разгроме врага.

Партийное собрание просит оставить наш отряд непосредственно в Вашем подчинении и с существующим нашим руководством отряда, с тем, чтобы еще больше добиться и успехов»

Менее чем через год, 25 июля 1943 года, командир Т. Шпадырев и комиссар

В. Андреев обратились в Орловский обком ВКП (б) с заявлением, в котором утверждали, что командир Дятьковской партизанской бригады Григорий Орлов неправильно снял их с руководства Орджоникидзеградским партизанским отрядом.

Странное ощущение, однако, оставляет это заявление комиссара и комиссара, обращенное не в Западный штаб партизанского движения, которому был подчинен отряд, а в партийный орган Орловской области.

Реакция первого секретаря обкома партии А. Матвеем на жалобу была незамедлительной. В тот же день он отправил начальнику Западного штаба партизанского движений Д. Попову шифровку, в которой просил объяснить причины, послужившие «неправильному», как он выразился, снятию, с должностей двух партизанских деятелей.

Для Матвеева жалоба партизан была удобным поводим для того, чтобы приструнить самостоятельного и самолюбивого подполковника Орлова, которого он давно и скрытно недолюбливал за то, что тот самовольно, без совета с обкомом командовал «орловским» партизанским отрядом.

3 августа Д. М. Попов ответил Матвееву, что Шпадырева и Андреева Григорий Орлов снял с командования без его санкции. Но снял, подчеркнул он, за «явное невыполнение приказов командования бригады и бездеятельное руководство отрядом, не обеспечивающее выполнение отрядом поставленных задач». И в качестве подтверждения объективности этой оценки сослался на мнение представителя штаба в этом отряде майора Щекотихина. Все усилия Матвеева добиться отмены решения Г. Орлова к успеху не привели.

Безуспешной оказалась и попытка П. А. Рыжкова, предпринятая им в 1965 году, восстановить, как он однажды выразился, «историческую справедливость, относительно судьбы Шпадырева. Рыжков утверждал, что Т. Ф. Шпадырев был снят Г. И. Орловым «без согласия Орловского обкома партии» и что назначение В. П. Дурнева командиром отряда тоже было «незаконно» - по той же причине; обком не давал на это согласие.

П. Рыжков говорил правду - Шпадырев и Андреев были сняты с должностей командира и комиссара без согласия Орловского обкома партии, который действительно не «благословил» и назначение на должность командира отряда В. Дурнева.

В этих фактах со всей очевидностью отразилось глав­ное противоречие между партийными чиновниками и во­енными профессионалами. Первые стремились подчинить себе вторых. Первые рвались к управлению партизанским движением. Вторые сопротивлялись этому исключительно из соображений целесообразности и боевой обстановки.

Замечу: шел 1943-й год, когда всесильному обкому партии потеснить военное руководство было делом не­простым. Навредить военным было под силу партийному аппарату, но заставить офицеров пойти наперекор уставу функционерам от партии удавалось нечасто.

До 7 октября 1977 года, когда была принята «брежнев­ская» Конституция СССР со статьей 6, конституционно закре­пившей однопартийную систему в стране и руководящую роль партии в обществе, оставалось еще 34 года. Но два устава - партийный и армейский уже тогда скрытно проти­востояли друг другу. Это противоборство отрицательно вли­яло на состояние партизанского Сопротивления и его дух.

Чем же руководствовался Г. И. Орлов, когда принимал решение об освобождении от должности командира отряда Ти­хона Шпадырева?

К 30 апреля 1943 года Орджоникидзеградский (Бежицким) партизанский отряд численно значительно уменьшился. Здесь насчитывалось 197 человек, из них боеспособных имелось не более 150 бойцов. По сравнению с 17 октября 1942 года сокращение произошло наполовину. Вооруже­ние состояло из двух станковых пулеметов и двух минометов, 18 советских и 51 немецких автоматов, 155 винтовок.

В начале мая противник заблокировал район действия бригады Орлова - с запада на восток. На большаке Орджоникидзеград-Любохна через 200-250 метров были вы­строены дзоты, а лес вырублен на расстоянии 100 метров от пороги. Ее охраняли гарнизоны, состоявшие из немецких солдат и русских наемников, которые патрулировали большак. Под тщательной охраной находилась железнодорожная ли­ния Брянск-Рославль. Немцы смогли создать своеобразный треугольник, закрыв путь выхода бригады Орлова из опасной для нее зоны.

В начале второй половины мая по мере продвижения вра­га в направлении Дятьково, Любохна, Старь (в район предполагаемого действия партизан) стали прибывать пехота и танки врага. Противник знал о боеспособности Орлова, имел подробную информацию о дислокации отрядов, их численности, вооружении и поэтому решил нанести удар вплоть до полного уничтожения всей бригады. Против партизан немцы сосредоточили до пяти полков, около 20 танков и 18 самолетов. Всей этой силе противостояли 1089 партизан под руководством Г. Орлова. Здесь же находились Шпадырев и его люди. Орлов очень рассчитывал на этот отряд.

Но 27 мая 1943 года командование Орджоникидзеградского отряда полностью (с основным боевым составом) на ночном маршруте, будучи в тыловом прикрытии, оторвалось. Связь была установлена только 31 мая.

Отставание отряда встревожило и обеспокоило Орлова, вызвало у него неудовольствие и усилило уже имевшее у него отрицательное отношение к Т. Шпадыреву. Орлов в отчете об итогах майской карательной экспедиции не высказал ни одной положительной оценки работы Орджоникидзеградского партизанского отряда. Более того, даже не упомянул о существовании отряда.

Сохранился оригинал документа, в котором характеризуется этот отряд во время летних боевых действий с противником (см.: документ № 8).

Документ N° 8

Приказ

Дятьковской партизанской бригады

19 июня 1943 года к.п. бригады № 059

«За время проведения боев с карательной экспедицией противника командование Орджоникидзеградского партизанского отряда не справилось с задачей руководства отрядом.

Не выполнив поставленную задачу, оторвалось с основным боевым составом отряда от бригады, не приняло мер к установлению связей с бригадой, не выполнило приказа о присоединении к бригаде, чем снизило боеспособность бригады и вынудило на совместную бездеятельность отряд.

Вместо того, чтобы быстрее присоединиться к основный силам бригады и вести боевую и разведывательную работу в ставе ее, командир отряда Шпадарев и его заместитель по разведке Петров занялись вредной деятельностью, направленной разложение бригады и отряда, вступив в переговоры с такими же дезорганизаторами о создании партизанской бригады из местных отрядов.

Комиссар отряда Андреев вместо того, чтобы пресечь эту преступную деятельность, занял примиренческую позицию, приказываю:

1) За вышеуказанные действия командования Орджоникидзеградского партизанского отряда командира отряда Шпадарева и комиссара отряда Андреева, заместителя командира отряда по разведке Петрова с занимаемой должности снять.

Назначить командиром отряда ст. лейтенанта Сокерина Василия

Комиссаром отряда секретаря горкома ВКП(б) Гавриличева;

Заместителем командира по разведке лейтенанта Якушева Сергея

2) и связи с вышеперечисленными изменениями в командовании отрядом провести следующие перемены в командном составе:

Назначить командиром 3-й роты Шпадырева Тихона Федоровича

Командира роты Пуклина перевести с командира роты командиром взвода 2-й роты — за невыполнение приказания о сохранении грузов;

Петрова Евгения Ивановича командиром взвода 3-й роты;

Борисенко Ивана Георгиевича командиром 1-го взвода 1-й роты, освободив от должности политрука 3-й роты;

Командира взвода Пайтерова с командира взвода снять за очковтирательство.

3)Предупреждаю весь командный состав, что впредь за подобного рода деятельность буду жестоко наказывать.

Приказ довести до командира взвода включительно.

Командир ДПБ                Комиссар ДПБ                    Нач. штаба

подполковник Орлов     ст. политрук Чеснов          майор Серебряков».

 

Как видно из приказа, причина конфликта крылась в том, что группа руководителей не желала признавать, что Орджоникидзеградский партизанский отряд находится в составе бригады Г. Орлова, не стремилась подчиняться Западному штабу партизанского движения.

Такое настроение первых лиц отряда устраивало А. П. Матвеева, который был нацелен на монополизацию управления всеми партизанскими отрядами, находившимися на территории Орловской области в руках обкома, используя для этого возможности, которые предоставлял партийный устав ВКП(б).

Хотя участие в интригах противоречило солдатской морали Тихона Шпадырева, он не нашел в себе силы противостоять царившей в верхушке отряда атмосфере эгоизма и борьбы за должности и власть. Изоляция от бригады Орлова как раз и позволяла добиваться поставленной цели под финал лесной борьбы.

В ином свете изложена эта история у «летописца» И. Коренкова. Он так описал отставание и смену командиром отряда: «В конце мая 1943 года гитлеровское командование сняло со своего фронта три дивизии и бросило их в северную зону Брянского края. Продолжалась эта карательная операция до середины июня. Партизанские отряды оказались разрозненными, разорванными, лишенными своих баз... Бригада Орлова вырвалась из окружения и стала отходить. Бежицкий (!) отряд имени Виноградова прикрывал отход соединения и в течение двух суток принял на себя основные удары наседающего врага. Карателям удалось отрезать отряд от бригады и окружить его...»

В интерпретации Коренкова выходило, что хорошо вооруженная Орлова в спешном порядке отступила Орджоникидзеградский отряд всю тяжесть обороны взял на себя, защищая крупное боевое формирование. При этом ни слова не сказал о попытке отрыва от бригады и создании нового формирования.

Что же касается утверждения Коренкова об особой роли Орджоникидзеградского партизанского отряда в ходе июньской (1943 года) карательной экспедиции немцев, то и здесь он слукавил, представляя картину смены руководства по своему: «После описываемых событий по решению командования бригады, утвержденному Бежицким подпольным горкомом партии (выделено автором), была произведена смена руководства этого отряда.

Командиром был назначен Василий Павлович Дурнев, а комиссаром - Владимир Александрович Якушев».

Это неправда. О том, как было на самом деле, видно из Приказа командира бригады Г. И. Орлова, оригинал которого опубликован выше. В нем ни слова не сказано о «подпольном горкоме партии», но дано толкование термина «отставание»:

Орлов был непреклонен к нарушителям воинской дисциплины. Известно, например, что он дважды освобождал от командования Н. С. Орешкина - смелого, волевого и способного командира - за мелкие нарушения.

Конечно, отстранение Шпадырева от должности негативно отразилось на настроении и поведении последнего. Но лишенный звания командира Орджоникидзеградского партизанского отряда Тихон Шпадырев оставался четок и аккуратен во всем, что касалось людей, да к тому же партизаны постоянно прибегали к его помощи. Уважение людей к нему не потерялось. Может быть, именно благодаря его участию в судьбах партизан сохранились до нашего времени уникальные данные о «лесных солдатах» города Орджоникидзеграда. В качестве иллюстрации этого тезиса приведу выдержку из именного списка личного состава Орджоникидзеградского отряда по состоянию на 1 октября 1943 года. Список составлен от руки. Его проверял Шпадырев. Об этом свидетельствует Подпись: «Правильно: Шпадырев».

Вот некоторые данные о партизанах, а точнее - о местонахождении их родственников. Например, о Василии Семеновиче Исаенкове сохранились такие сведения: «1926 года рождения, член ВЛКСМ, колхозник из Домашово. В партизанском отряде с 26.10.1942 года. Родные и близкие находились в Сталинградской области Медведковском районе, городе Макаровка».

Вообще местонахождение родных и близких имело большое значение и этому в списках уделялось повышенное внимание.

Живут ли в лесу, или «находятся у немца» (то есть живут на оккупированной территории), или же в эвакуации - все фиксировалось и отмечалось. Сестра М. Г. Гудакова находилась, например, в поселке Чайковичи, в деревне Титовка проживали родные В. Е. Дворянчикова. У Д. Г. Пуклина были эвакуированы 3 человека, а у С. П. Корявченко 2 человека жили в лесу. У Л. Н. Птичкина мать была партизанка, у А. В Данченкова мать, четыре брата и сестра жили в лесу. У С. С Лисичкина 4 сестры остались на оккупированной территории.

Как видно из приведенных фактов, еще одним мотивом участия в партизанском движении выступало чувство защиты родного очага, забота о жизни родных и близких.

В отличие от регулярной армии нахождение в партизанском отряде, как минимум, предоставляло две возможности: сохранение собственной жизни и защиту своей семьи, которая, как правило, находилась рядом или же неподалеку.

Тихон Федорович Шпадырев эту человеческую особенность партизанской действительности, мне кажется, понимал и принимал. За это его уважали, и после войны ни одни его боевых товарищей не напоминал ему о ссоре с подполковником Г. Орловым. Но и Тихон Шпадырев, редко прощавший нанесенную ему обиду, легко шедший на конфликт, если дело касалось его самолюбия, о приказе Орлова не вспоминал.

Склонность к защите собственного достоинства, умение постоять за себя и товарищей, способность прощать промахи являлись яркими чертами натуры этого человека. Однако Тихону Шпадыреву не удалось избежать участия в коллективных интригах сначала против командира бригады Г. Орлова, а в мирное время - против командира П. Рыжкова, который, кстати, однажды помог Шпадыреву в решении его жилищного вопроса, используя свои связи в Москве.

В то же время поведение Шпадырева во время следствия по делу Петра Рыжкова делает ему честь. Шпадырев оказался одним из немногих, кто категорически отрицал при в отряде, совершенные по инициативе Петра Рыжкова. Солдатская прямота и искренность позволили этому партизану занять достойное место в человеческих отношениях.

О чем рассказали подписи

Сохранился ряд документов, которые подписывал и сам Т. Ф. Шпадырев, или в соавторстве с другими. Надо сказать, что он не отвергал участия в составлении и визировании коллективных жалоб. Совместное их «производство» - отличительная особенность социалистического периода истории страны. Советские люди всегда искали защиту не в судах, в ведомственных инстанциях. К этому приучила их власть. Проявление коллективного недовольства было присуще и некоторым партизанам Орджоникидзеградского отряда, которые занимали здесь командные посты. После гибели А. И. Виноградова (да и после войны) этот отряд оставил после себя небольшой, но показательный архив различных жалоб. Однако и этого достаточно, чтобы иметь возможность представить нравственную атмосферу, которая здесь царила. |Чего стоит только один письменный раунд между группой Г Г. Гавриличева и сторонниками П. А. Рыжкова, состоявшийся в середине 60-х годов прошлого века. И те и другие, обращались в вышестоящие инстанции, доказывали свою правоту в оценке некоторых спорных вопросов истории их отряда (выше частично говорилось об этом). В словесном состязании сторон нелегко разобраться - каждая из них отстаивала свое мнение. Как мы знаем, противоборствующие группы возник­ли в недрах отряда в разгар войны, столкновение между ними шло непрерывно и не прекратилось даже в мирное время. Для понимания особенностей командирского стиля Т. 'I'. Шпадырева важно понять, как складывалось общение между ним и П. А. Рыжковым. Обрыв связи между ними обнаружился после того, как Рыжков отбыл из Брянского леса для участия в заседании пленума Орловского обкома ВКП(б). в конце января 1943 года ему был предоставлен отпуск.

П. Рыжков, покинув тыл врага, продолжал позиционировать себя как командир и не прекращал выполнять командирские функции, сообразуясь с теми возможностями, кото­рые открывались для него в штабе. Оставшийся в лесу штаб перестал считать Рыжкова командиром, так как здесь не по­нимали, как можно управлять партизанскими действиями на расстоянии. Так, 30 января 1943 года Рыжков отправил Т. Шпадыреву радиограмму, в которой не без гордости сооб­щил, что оформил бумаги по заработной плате для комсостава отправил на имя Гавриличева «большую типографию, два мешка бумаги». Рыжков сумел получить партийные дела на членов партии и кандидатов, а также отправить отряду через Западный фронт 6 ручных пулеметов, 12 ППШ, 10 из них бесшумных. Рыжков добросовестно перечислил все, что ему удалось вместить в «посылку» для отряда. Там были и тол и взрыватели, и шашки, и шапки, и полушубки, и варежки ,и шарфы, и 100 пар валенок, и шерстяные носки, и 30 пар дамских сапог, и 240 маскировочных халатов, и 75 подштанников. Не забыл он о продуктах и предметах первой необходимости. Партизанам на площадку в район Першино было доставлено 500 кг соли и муки, 80 кг сахара, 1000 банок мясных и рыбных консервов, 40 кг чая, сухари, 400 кг махорки, мыло

награды», - так закончил Рыжков свою продовольственную и вещевую шифровку, но сделал важную приписку, обращаясь к Шпадыреву: «Прими меры передачи разведданных по Орджоникидзеграду, Брянску, поселкам. Произведи передачу разведданных Брянскому фронту через радиостанцию отряда тов. Воробьева».

Шпадырев выполнил это указание Рыжкова.

Но порой случалось так, что важные боевые задания отряд не выполнял вовремя только потому, что они исходили от Рыжкова. Приведу такой пример, 29 апреля 1941

Шпадырев получил приказ № 0027 за подписью А. Матвеева. Требовалось организовать взрыв железнодорожного моста на реке Гасанка, чтобы не пропустить продвижения противника на Брянск и Орел.

Спустя некоторое время Шпадырев обратился в Брянский штаб партизанского движения, чтобы еще раз убедиться в необходимости выполнения этого приказа. Заместитель начальника штаба Горшков с раздражением ответил: «Непонятно, почему Вы спрашиваете еще раз нашего решения вместо выполнения, связанного с рядом других мероприятий с другими отрядами.

Жду донесения выполнения № 0027».

И первая и вторая шифровки были написаны П. Рыжковым (как всегда от руки), который находился в то врем и мри штабе и действовал от его имени. И это обстоятельство пребывания Рыжкова на большой земле и сохранение им за собой права командовать теми, кто находился в лесу вызывало у Шпадырева, как и у некоторых других его товари­щищей, возмущение. Люди задавали недоуменные вопросы, как можно на расстоянии командовать ими, и не получали внятного ответа. Накапливалось раздражение и неприятие Рыжкова. Никто, понятно, не знал о той «игре», которую затеяли между собой Шурухин и Матвеев. Через несколько дней Шпадырев ответил на эту шифровку, но не Рыжкову, а Матвееву: «Серьезность приказа № 0927 понятна. Штурм его возмо­жен, дважды выходил с бригадой на это дело. Срочно сообщи­те Ваше решение взрыва его».

В феврале 1943 года Рыжков направил Шпадыреву еще одну радиограмму с просьбой передать данные о последних действиях отряда. Связь тогда осуществлялась через технические возможности Жуковского отряда. Оттуда сообщили, что Шпадырев посоветовал Рыжкову обратиться по этому вопросу в Западный штаб бригады партизанского движения, так как там запретили давать сведения Брянскому штабу.

Противостояние долго продолжаться не могло. Так оно произошло. Помог случай, когда Орджоникидзеградский отряд вопреки логике и дисциплине задумал«оторваться» от бригады Г. Орлова и воплотить в жизнь идею самостоятельного существования вне воинских отрядов.

Кучер, В.Н. Пять жизней одного отряда: партизаны Брянщины в годы Великой Отечественной войны: гибель командира Орджониеидзеградского (Бежицкого) партизанкского отряда А.И. Виноградов / В. Кучер // Партизаны Брянского леса: какими они были. 1941-1943 гг. - М.: Изд-во "Возвращение".- 2014. - С.178-369. - ил.

Просмотров: 6 | Добавил: Натали | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Сайт Бежица
Календарь
«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей
ЦГБ им. Проскурина МБУК ЦСОБ г. Брянска © 2018
uCoz