Партизаны Орджоникидзеграда

Понедельник, 19.02.2018
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2017 » Апрель » 18 » ПЕРЕД РАЗГРОМОМ ГАРНИЗОНА
13:54
ПЕРЕД РАЗГРОМОМ ГАРНИЗОНА

Большую и ответственную работу в отряде выполня­ли разведчики. Самыми активными, смелыми и неулови­мыми из них были Лена Храмеева, Маргарита Прото­попова, Аня Догадаева, Вера Мирошина, Юрий Прото­попов, Аня Дурнева, Семен Саунин, Николай Степин, Женя Ревенко, Иван Голайдо.

Однажды мы получили задание — пробраться в по­селок Цементный и узнать, какие части там находятся, сколько там немцев, как укреплена станция, где нахо­дятся склады с оружием, обмундированием и продо­вольствием.

Нужно было взять часть полицейских, которые рья­но служили немцам.

Нас было пять человек, старшим в группе был я, Ле­на Храмеева была проводником, так как она очень ча­сто ходила в этот поселок и знала менее опасные под­ходы, знала, где можно укрыться в поселке. Осталь­ные члены группы: Степин, Голайдо, Саунин.

Из лагеря мы вышли во второй половине дня. Это было глубокой осенью, когда в некоторых местах вода уже покрывалась тоненьким льдом.

Мы шли осторожно, цепочкой, особенно, когда пере­ходили шоссейные дороги и большаки, где двигались немцы.

Вдруг на большаке мы увидели двух человек.

- Немцы! — шепнул я и дал команду залечь. Нас заметили и открыли огонь, мы тоже ответили огнем. Один из немцев был убит, второй ранен. Когда мы под­ползли ближе, то оказалось, что раненый был полицей­ским из Любохны. Он сказал, что немцы пригнали из Любохны жителей и полицейских для охраны больша­ка и расставили их на дороге по два человека на рас­стоянии 200—300 метров друг от друга, так как пред­полагалось движение немецких частей из Брянска в Дятьково и дальше.

Мы перебежали большак, по нашей группе открыли огонь, но мы, не ответив, укрылись в лесу.

Подойдя к Болве, Лена стала искать через нее пе­реход, но берега сильно изменились от времени, она не могла его найти.

Мы обнаружили плот, сбитый из трех бревен и при­крепленный к стальной проволоке. Проволока была пе­реброшена через реку. Перебраться на таком малень­ком плотике можно только по одному и то очень опас­но, так как стояла глубокая и темная ночь, мы не зна­ли, что ожидает нас на другом берегу.

- Возможно, там засада, — шепотом сказал Семен Саунин.

Лена предложила любому из ребят перебраться с ней на тот берег. Все ребята согласились.

- Ты пойдешь, — сказал я Голайде.

Лена вместе с Голайдо села на плот и стала пере­бираться по проволоке на тот берег. Двигались они очень осторожно, но плот их все-таки закачался, поте­рял равновесие и перевернулся. Первым переплыл Голайдо, он помог выбраться на берег Лене.

Одежда на них сразу покрылась льдом. Лена и Голайдо сняли сапоги, вылили из них воду.

- Ну, а теперь ищи переход! — сказал Голайдо.

Они стали осматривать берег реки, трясясь от холо­да.

- Нашла! — обрадовалась Лена. — Жорж, иди прямо на меня, — крикнула она.

Мы разделись, и в чем родила мать, опустились в ледяную воду.

- Ну, как? — спрашиваю я у ребят.

- Ничего, покалывает маленько иголочками, — от­ветил Степин.

- Зато закалимся, и ни одна немецкая пуля нас не пробьет, — пошутил Саунин. Мы перешли Болву и ста­ли приплясывать, чтобы согреться. Затем, быстро одев­шись, пошли.

Когда до поселка оставалось метров триста—четыре­ста, Храмеева предложила, троим идти на некотором расстоянии, а двоим пойти вперед в поселок для раз­ведки.

- Ну, Голайдо, пойдем с тобой, может быть, нам, наконец, сегодня повезет.

  • окраинами поселка, Лена направилась к дому своей матери — Храмеевой Анны Петровны. Увидя, что шторка не задернута, разведчица обрадо­валась. «Значит, все в порядке». Это у них с матерью был такой условный сигнал.

Она постучала в окно, как бы выбивая дробь, а Голайдо стоял поодаль, всматриваясь вокруг.

К окну подошла мать:

- Деточка, родная, это ты? — и тихонько открыла дверь.

Лена зашла в дом и бросилась к ней. Мать горько зарыдала, увидев заледеневшую дочь.

- Мамочка, я не одна, со мной четверо ребят, — сказала Лена.

- Хорошо, детка, пусть идут к нам, а я сообщу своим людям, и мы постараемся выставить посты на улице.

Лена кивнула Голайде, и мы все вошли в дом.

- Как, мать, дела? — спросил я. Но старушка мне не ответила, она волновалась и старалась найти нуж­ные вещи, чтобы переодеть дочку и Голайдо.

Минут через десять мы уже сидели за столом и ели картофельные оладьи с молоком. Мать смотрела на нас, и по ее лицу текли крупные слезы.

- Ничего, мама, скоро победим врага и тогда зажи­вем по-другому, — сказала Лена.

- Дай бог, чтобы поскорее! — ответила старушка.

- Как только победим, сразу Лену отдадим за­муж, — сказал Степин и засмеялся. — Выбирай, мать, любого из нас, каждый готов на ней жениться.

Старушке это не понравилось, и она строго ответила, что об этом сейчас и думать нельзя.

Я переглянулся с Леной, и мне почему-то так стало ее жаль, что я сразу мысленно поклялся, что буду беречь и любить свою боевую подругу до конца своей жизни. Так и не узнала мать, что ее Лена уже была замужем.

- Ну, ребята, подкрепились? — спросил я.

- Да, не дурно, — ответили ребята.

- А теперь наступает утро, и нам придется на день укрыться, — сказал я. А ты, Лена, свяжись с Шубкиной и Ниной Ипатовой и с их помощью - с начальником полиции. Походи и посмотри, как укреплена станция, где расположен немецкий штаб, склады с оружием, продовольствием и обмундированием.

Девушкам значительно безопаснее было находиться днем в населенных пунктах, где были немцы, поэтому такое ответственное задание я и поручил Лене.

Вместе с ребятами я опустился в подвал, и весь день мы просидели там.

Днем Лена, переодевшись в простую рабочую одеж­ду, вместе с Ниной Ипатовой, которая работала в не­мецком штабе, взяла барахло, пошла к немцам выме­нять его на продукты. Они шли с Ниной, весело разго­варивали, бесшабашно смеялись, а сами старались все замечать. Около штаба их остановил немецкий патруль.

Пан, это моя сестренка, она хочет обменять на про­дукты вот эти вещи, — сказала Нина.

Немец узнал работницу штаба и пропустил ее с Ле­ной дальше. И опять Лена старалась все заметить и за­помнить. Она обнаружила, что станция укреплена со всех сторон дзотами, из которых торчат дула пулеме­тов, построена высокая вышка, откуда немец вел наблю­дение. Недалеко в двухэтажных домах располагались немцы. По словам Нины, их было около восьмисот. В стороне от домов были расположены база, склад с ору­жием, который усиленно охранялся немцами.

- Нина, Нина! — позвал один из немцев.

Девушки подошли. Надо сказать, что Нина была стройна и красива, она пользовалась успехом у немцев.

- Кто это? — спросил немец, указывая на Лену.

- Моя сестра, ей нужны продукты, — ответила Нина.

Лена вытащила из сумки красивый браслет и серь­ги и показала их немцам. Немцы стали рассматри­вать эти вещи, один из них взял серьги и положил в карман.

- Гут, паночка, я сегодня приду к тебе и рассчи­таюсь, — сказал он и нахально рассмеялся.

Лена сделала вид, что обиделась. Тогда второй не­мец забрал браслет, вынес за это буханку хлеба и от­дал девушкам. Девушки поблагодарили и пошли на другую улицу.

...Ночью мы просмотрели пути подхода со стороны карьера и железнодорожной линии, забрали восемь по­лицейских, которые предавали наших людей, служили фашистам. Предателей мы расстреляли на Болве и пу­стили по течению реки.

Возвратившись в лагерь, мы доложили о проведенной разведке Петрову.

После этого с нами побеседовал секретарь подполь­ного комитета партии Григорий Григорьевич Гавриличев. Он поблагодарил нас за смелость и находчивость и дал важные советы для предстоящей повторной развед­ки в том же районе.

- Ну, а теперь хорошенько отдохните, — сказал он.

...Через три дня мы вновь пробрались к поселку Це­ментному. Нас было трое: я, Лена и Юрий Протопопов. Нам нужно было собрать новые сведения о расположе­нии немецкого гарнизона, распространить листовки сре­ди населения об успехах наших войск на фронте и побе­седовать с начальником полиции. Ночью мы благопо­лучно добрались до Цементного и укрылись в квартире Храмеевой Анны Петровны.

Днем Лена вместе с Ниной Ипатовой еще раз про­смотрела подходы к немецкому штабу. Они зашли в дом к Нине Ипатовой, куда был приглашен заранее на­чальник полиции. Нина познакомила с ним Лену.

Разговорились... Чувствовалось, что начальник поли­ции работает на немцев по принуждению и ищет связи с партизанами.

Лена вытащила наган, направив его на начальника полиции.

- Я партизанка, — сказала она. Начальник полиции побледнел и стал убедительно просить, чтобы его пощадили.

- Я свой человек, проработал на заводе всю жизнь, все буду делать, что прикажут партизаны.

- Хорошо, — сказала Лена и - спрятала наган. Во- первых, вы возьмете вот эти листовки и распространите среди населения и полицейских; во вторых, на посты ответственные, связанные с охраной гарнизона, вы будете посылать людей наших, случайно попавших в полицию, которые в нужную минуту поддержат партизан.

Начальник полиции стал убеждать, что он уже гово­рил со многими ребятами, которые ищут связи с партизанами, и знает тех, которые в любую минуту могут вы­полнить самое трудное задание отряда.

На этом разговор с начальником полиции закончился. Лена зашла еще в две явочные квартиры и передала листовки для распространения среди населения.

Но во второй половине дня нам сообщили, что многие улицы оцеплены немцами, немцы ведут тщательный обыск по всем квартирам и ищут партизан. Мы с Юрой Протопоповым были укрыты и замаскированы в надеж­ном месте.

Узнав, что идут обыски по всем квартирам, Лена с двумя девушками поселка добралась до квартиры своей матери. «Мамочка, немцы», — испуганно сказала Лена. Мать заметалась по квартире, не зная, что предпри­нять. Тогда Лена оделась в мамину деревенскую шубу, одела валенки, платок и с девушками выбежала из до­му и к Шубкиной, которая жила через три дома.

- Тетенька Настя, немцы, надо спрятать Лену, — попросили девушки.

Раздумывать было некогда: немцы оцепили уже и

эту улицу. Второпях открыли доску под полом, где на­ходилась уборная. Лена полезла под пол и забралась в самый угол уборной. Минуты через две появилась груп­па вооруженных немцев.

- Партизан, партизан! — кричали они, переворачи­вая в доме все: диван, кровати, шкаф... - Пан, нет у нас партизан, — сказала тетя Настя, прижимая к себе двух малышей.

- А что здесь? — крикнул один из немцев, показы­вая на дверь.

- Это уборная, — ответила Шубкина.

Немцы открыли дверь и заглянули в уборную, На этом обыск кончился. Оккупанты направились в другой дом, а по улице шагали патрули и на всех перекрестках: стояли немецкие часовые.

Лена часа четыре пролежала под полом, закоченев от холода и страха. Лишь когда стемнело, и на улице были сняты патрули и часовые, Лене помогли выбраться из укрытия.

- Где ребята, живы ли они? — спросила Лена.

- Живы, живы, деточка, — ответили ей и тут же спросили: — Скоро придут наши?

Лена рассказала женщинам о событиях на фронте и стала собираться в путь.

- Я буду пробираться одна, в лесу встречусь с ребя­тами, — сказала она.

Взяв наган, гранату и сумочку с табаком, которая была заранее приготовлена для партизан нашими людь­ми в поселке, партизанка покинула убежище и растая­ла в ночи.

Километров за десять от поселка мы встретились с Леной и вместе вернулись в отряд.

А в следующую ночь отряд, изучив разведданные, направился на операцию. Я не буду описывать ее. Скажу только, что прошла она успешно. Цементовский гарнизон был разгромлен. Мы забрали много оружия, обмундирования и продовольствия.

В этом успехе мы видели и долю своего труда – опасного труда разведчиков.

Ильюхин, Г.Н.  Перед разгромом гарнизона:[о сборе разведданных в поселке Цементном]/ Г.Н. Ильюхин// Взрывы на большаке.  - Брянск, 1963                                                                                                               

Просмотров: 66 | Добавил: Натали | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Сайт Бежица
Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
ЦГБ им. Проскурина МБУК ЦСОБ г. Брянска © 2018
uCoz