Партизаны Орджоникидзеграда

Понедельник, 19.02.2018
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2017 » Ноябрь » 14 » Ночь на 21 апреля
16:10
Ночь на 21 апреля

У деревни Большая Кропивна

Ночь на 21 апреля бригада подошла к деревне Большая Кропивна - в пяти-шести километрах от моста. Здесь была назначена дневка для уточнения задачи каждому подразделению и подготовки огневых средств. Штурм назначили на час ночи. Партизанам был сообщен пароль.

К полуночи батальоны заняли исходные позиции по обеим сторонам реки. Командный пункт расположился метрах в трехстах от моста, в небольшом лесу. Ночь была необыкновенно тихая. Светила полная луна. С командного пункта хорошо были видны очертания моста,проступал и основной бык посредине реки, только береговые упоры терялись, сливаясь с лесным фронтом.

По пути к мосту второму батальону надо было преодолеть открытый, сильно заболоченный луг. Как только партизаны вступили на луг, они почти по пояс проваливались в холодную воду. Поднялся треск льда, чавканье потревоженных луж. Кое у кого звякнуло оружие. Этот шум достиг вражеской охраны. Там поднялась тревога. Было хорошо видно, как группа солдат в двадцать - тридцать человек выбежала из казармы, пересекла мост и укрылась в дотах на правом берегу. Решив, видимо, поближе подпустить партизан, они не открыли огонь, притаились. Командир штурмовой группы копышев временно прекратил движение своих цепей. Партизаны замерли.

Было без четверти час, когда на командном пункте услышали шум приближающегося с Белынковичей поезда. Это явилось полной неожиданностью. Коротченко обернулся к Чусову и раздраженно спросил:

- Неужели группа Ильюхина не подошла еще к Белынковичам и пропустила эшелон? Черт знает, что получается! Приготовить на всякий случай резервную группу к атаке!

Поезд медленно приближался. Часовые на мосту подсвечивали фонарями, видимо, давая сигналы машинисту. Разведчики разгадали: поезд был проходящий. У всех полегчало на сердце.

- Стукнуть бы его! - сказал Копышев лежавшему рядом командиру батальона Боровичеву.  - Да тогда мост, пожалуй, провороним...

 - Ничего, - ответил тот. -  Под Жудиловом наши все равно стукнут.

Шум поезда все возрастал. Копышев решил под прикрытием его сделать еще один бросок к мосту.

 - Разрешите, товарищ  комбат, действовать? - обратился он к Боровичеву. - Уже час, пора начинать.

- Желаю удачи, Вася, - ответил Боровичев.

Копышев подал по цели команду. Группа медленно двинулась параллельно полотну железной дороги, увязая в болоте. Когда партизаны были уже метрах в ста от моста, часовой пустил ракету. Партизаны замерли, припав к холодной, сырой земле. Все ждали, что начинается обстрел. Но взвилась вторая ракета и повисла, озаряя светом заболоченный луг и припавших к кочкам людей. Медлить больше было нельзя.

 - В атаку! - скомандовал Боровичев.

"В атаку! В атаку!" - пробежало по цепи. И сейчас же в один голос застучали предметы, залязгали затворы винтовок.

 - За мной! - крикнул, поднимаясь, Копышев. В это время другая группа начала штурмовать дзоты. Подрывники Смирновы наткнулись на проволочные заграждения. Партизаны пустили в ход топоры, приклады, и проходы были проделаны.

... Уже второй час длился бой. Огонь все возрастал.  В тыл подтянулись раненые партизаны, появились убитые. Коротченко и Лебедев напряженно всматривались в ту сторону, где был мост. На командный пункт то и дело прибегали связанные с донесениями о ходе боя. Получив указания, они исчезли, словно провалились в тьму, иссеченную цветными полосами трассирующих пуль.

Теперь со стороны Белынковичей отчетливо слышны были звуки разрастающегося боя. Там рота Ильюхина яростно рвалась к станции, тесня врага. На помощь со стороны Костюковичей подошел бронепоезд и открыл по подступам к станции огонь. Но гитлеровцы догадались, что группа нападающих не велика, что основной удар наносится где-то в другом месте. Они, видимо, вспомнили при этом о мосте. Бронепоезд развил ход, минуя Белынковичи, устремился к Беседи.

- Что же это Ильюхин пропустил бронепоезд? - вскипел Коротченко. - Ведь сейчас у моста будет каша! - и вызвал связного.

 - Мигом к Ильюхину! Передайте, что я требую любой ценой уничтожить бронепоезд!

Комиссар успокаивал командира бригады:

- Не может Ильюхин пропустить бронепоезд. Разве он не понимает, чем это может нам грозить.

Лебедев оказался прав: это прошло и трех минут как в стороне Белынковичей оглушительно  грохнуло и гулкое эхо долго катилось над Беседью. Бронепоезд был подорван, а вскоре послышались взрывы и с левой стороны моста: то партизаны рвали путь между Беседью и Журбином.

Наибольшего напряжения бой достиг на участке второго батальона Добровольского. После первых пятнадцати - двадцати минут одна штурмовая группа партизан сумела проскочить на другую сторону насыпи и, несмотря на сильный огонь, начала продвигаться к дзотам с тыла, забрасывая их гранатами. Теме временем другие группы, преодолев проволочные заграждения, овладели насыпью. Выбитые из дзотов гитлеровцы укрылись в казарме и открыли огонь. Артамонов, первый вбежал на мост, был срезан пулей. Подрывная группа, продвигавшаяся вдоль берега, в тридцати - сорока метрах от моста попала под огонь и в течение двух минут из двенадцати человек одного убитым, а семь ранеными, бросила взрывчатку и вынуждена была отойти.

Для развития успеха операции нужно было выбить врага из казармы. Сюда и направил Добровольский основные свои силы. Гранатами и автоматными очередями партизаны скоро вынудили гитлеровцев оставить первый этаж. Уцелевшие перебралась на второй этаж. Выбить их оттуда было уже не так легко. Партизаны пытались поджечь казарму, но эта попытка успеха не имела: каменные стены были недоступны огню, а потолки покрыты толстым слоем штукатурки и сверху засыпаны песком.

Три  наших атаки были отбиты. Добровольский, после перегруппировки сил, поднял свой батальон в четвертый раз. Но и эта попытка овладеть мостом закончилась неудачей. Засевшие в казарме гитлеровцы вели такой огонь, что партизанам нельзя было поднять головы. К тому же по этим поступкам скоро начала бить со стороны Белынковичей артиллерия.

Успех обозначился только на участке третьего батальона Боровичева. Здесь удалось выбить врага из дзотов и сломить сопротивление. Тотчас же подрывники и штурмовые группы устремились к мосту. Первой подползла группа Смирнова. Под ураганным обстрелом партизаны закладывали тол к правому  береговому устою. От волнения у них тряслись руки, стропы то и дело развязывались, и взрывчатка падала в воду. Однако работа кипела. Более пятнадцати пудов взрывчатки было привязано к устою и к ферме.

- Товарищ комбат, - докладывал Смирнов, - все готово! Уводите людей в укрытие! Сейчас буду рвать!

По сигналу Боровичева партизаны отошли от моста и залегли. Последними ушли  Смирнов и партогр группы Батюков, тянувшие шнур. Они укрылись метрах в ста от моста, за высокой насыпью. Смирнов, поджигая шнур дрожал, думал: "Взорвется ли?.. Правильно ли мы все сделали?.." Вот желто-синее пламя ползло к мосту, вот оно стало еле видным, вот скрылось... И вдруг - земля вздрогнула, взметнулся высокий столб оранжевого пламени. Взрывная волна оторвала Смирнова и Батюкова от земли и отбросила. Смирнов быстро пришел в себя и, позабыв об опасности, стал во весь рост. Он видел, как огромная ферма медленно рухнула в реку.

 - Взорвали! - закричал Батюков.

- Взорвали! - радостно ответил Смирнов и бросился обнимать парторга.

В момент взрыва на командный пункт прибежал комиссар второго батальона Васильев и доложил, что выбить фашистов из казармы нет никакой возможности, партизаны несут большие потери. Коротченко не дал ему договорить, схватил за руку и показал в сторону моста:

 - Слышали? мосту - блин! - и обернулся к Лебедеву: - Что же, кончать, комиссар? Уже четвертый час...

- Можно и кончить, - ответил тот.

Через минуту партизаны начали отходить. На командный пункт явился Ильюхин и сообщил:

- Выполняя приказание, первый батальон взорвал три километра железнодорожной линии, два километра связи и пустил под откос бронепоезд.

Коротченко молча пожал ему руку.

Бригада тронулась в обратный путь и скоро достигла деревни Гута. Здесь были похоронены товарищи, погибшие на Беседи.

Взрыв моста на двадцать семь дней сорвал движение вражеских поездов.

 Источник:

Семенов, А. Ф. Шумел сурово Брянский лес / А. Ф. Семенов. - Брянск , 1950. - 248 с..-Перед загл. авт. : А. Семенов, бывший секретарь подпольного райкома ВКП(б), комиссар Клетнян. партизанского отряда.

(МБУК ЦСОБ г.Брянска; чз)

Просмотров: 21 | Добавил: Натали | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Сайт Бежица
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
ЦГБ им. Проскурина МБУК ЦСОБ г. Брянска © 2018
uCoz